Митрополит Александр совершил монашеский постриг насельницы обители в честь иконы Божией Матери «Взыскание погибших» в Нур-Султане
Настоятельнице монастыря во имя иконы Божией Матери «Взыскание погибших» игумении Рафаиле (Василенко) вручена высокая патриаршая награда
Первая поминальная суббота Великого поста
Комиссия по просветительскому служению Астанайской епархии провела международную онлайн-викторину, посвященную истории христианства на Африканском континенте
Димитрий (князь Абашидзе), в схиме Антоний (1867 - 1942) – схиархиепископ Таврический и Симферопольский, преподобноисповедник

Память 1 ноября (19 октября по ст. ст.) в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской.

 

Димитрий (князь Абашидзе), в схиме Антоний (1867 - 1942)В миру князь Абашидзе Давид Ильич, родился в родовом имении Веджины Сигнахского уезда Тифлисской губернии на Покров Пресвятой Богородицы 1 октября 1867 года. Он происходил из древнейших княжеских родов Грузии - по отцовской линии из князей Абашидзе, по материнской был в родстве с княжеским родом Багратуни.

С детства он был обучен танцам, искусству фехтования, верховой езде, с отличием окончил юридический факультет Новороссийского Императорского университета в Одессе в 1891 году. В том же году, неожиданно для близких, поступил в Киевскую духовную академию. На первом курсе академии, 16 ноября 1891 года, был пострижен в монашество с именем в честь святителя Димитрия Ростовского. В 1896 году окончил академию со степенью кандидата богословия и был рукоположен во иеромонаха.

16 августа 1896 года был назначен преподавателем Священного Писания в Тифлисскую духовную семинарию.

В 1897 году - инспектор Кутаисской духовной семинарии. В следующем году был переведен инспектором в Тифлисскую духовную семинарию, где в то время учился Иосиф Джугашвили, будущий глава СССР. Впоследствии в Тбилисском музее имени Ленина много лет хранился семинарский журнал за 1898-1899 с записью об Иосифе Джугашвили за подписью иеромонаха Димитрия: "Сделан был выговор. Посажен в карцер по распоряжению отца Ректора на пять часов".

13 января 1900 года был возведен в сан архимандрита и назначен ректором Александровской Ардонской миссионерской духовной семинарии.

23 апреля 1902 года был хиротонисан во епископа Алавердского и назначен сверхштатным членом Грузино-Имеретинской Синодальной Конторы. Хиротония совершалась в военном Александро-Невском соборе города Тифлиса экзархом Грузии Алексием и епископами Владикавказским Владимиром, Гурийско-Мингрельским Александром, Сухумским Арсением, Имеретинским Леонидом и Горийским Вениамином. При возведении в сан новопоставленный епископ говорил: "Страшное и ответственное служение возлагает на меня Господь... Готов смутиться и устрашиться дух мой и тем, что наступают времена лютые, умножаются нечестие, лжеверие и неверие... И я о Господе не страшусь умножающегося бесчестия... Невозможное человеку – возможно Богу... Восхождение на кафедру епископскую есть приближение к Голгофе. Но Голгофа не может устрашить христианина, для нее мы рождены, ибо без Голгофы нет Воскресения...".

С 4 ноября 1903 года - епископ Гурийско-Мингрельский.

С 16 апреля 1905 года - епископ Балтский, викарий Подольской епархии.

С 20 января 1906 года - епископ Туркестанский и Ташкентский.

Димитрий (князь Абашидзе), в схиме Антоний (1867 - 1942) – схиархиепископ Таврический и Симферопольский, преподобноисповедникЧувствуя приближение революционных шатаний, епископ Димитрий не оправдывал террористических актов в Грузии тех лет. Через год после хиротонии владыка Димитрий говорил в проповеди на панихиде в память убиенного террористами священника отца Георгия Василова: "Каждая капля проливаемой крови создаёт Церкви новых мучеников, готовит её новых членов. Не страшны мучения ни для Церкви, ни для России... ".

С 25 июня 1912 года - епископ Таврический и Симферопольский.

С 1914 года - будучи в святительском сане участник Первой Мировой войны в качестве рядового священнослужителя Черноморской эскадры. 6 мая 1915 года был возведен в сан архиепископа и в тот же день, по его просьбе и с согласия Государя, назначен исполняющим обязанности штатного судового священника на линкоре Св. Пантелеймон. В течении войны не редко бывал в бою. За проявленное мужество он получил редкую награду - панагию на Георгиевской ленте.

На Поместном Соборе Русской Православной Церкви 1917-1918 года владыка Димитрий сыграл видную роль в защите патриаршества против против домыслов его противников, его имя числится в первом, "большом" списке кандидатов на патриарший престол. После падения Кремля, защищаемого юнкерами, архиепископ на Соборе говорил: "Я бы почитал счастьем и честью пасть вместе с юнкерами... ". В эту пору владыка Димитрий не последовал прочим архиереям-грузинам и не присоединился к Грузинской Церкви, самочинно объявившей свою автокефалию восстановленной.

Участвовал 19-24 мая 1919 года по Юго-Восточном церковном Соборе в Ставрополе, на котором было основано Временное Высшее Церковное Управление Юго-Востока России для пределов занятых Добровольческой армией генерала Деникина. По некоторым данным в 1919 году кратковременно пребывал за границей, но вскоре вернулся. В то время как с января 1920 года большинство архиереев юга России стали отбывать за море, архиепископ Димитрий остался. Генерал Врангель обратился с письмом к архиепископу Димитрию с предложением "озаботиться в ближайшие дни изысканием способов устройства высшей церковной власти". Архиепископ Димитрий 6 апреля прибыл в Севастополь и возглавил ВВЦУ в Крыму. По его инициативе в Крыму были объявлены "дни покаяния", к которым он пытался привлечь и красноармейцев. Архиепископ Димитрий обращался с пронзительным Посланием к православному русскому народу, где писал, что: "Не по слабости только, но и по гибельному обольщению согрешил пред Богом народ наш, ибо открыл уши свои ложным и тлетворным учениям сынов тьмы, отвернулся от Бога и поклонился идолам... Люди русские, православные! Явите силу покаяния, возвеличьте Святую Русь делом, словом и мыслью, отвергните соблазны антихристовы... ". Но всенародного покаяния не последовало, многим оно казалось смешным, а вскоре в ноябре 1920 года последнее белое сопротивление было сломлено.

Владыка Димитрий оказался единственным из работавших в ВВЦУ при Врангеле, который по исходе Белой армии не эмигрировал. В Крыму начались массовые репрессии, тысячи людей были убиты, но архиепископ Димитрий остался жив.

Димитрий (князь Абашидзе), в схиме Антоний (1867 - 1942)В мае 1921 года архиепископ Димитрий поселился в Топловском женском монастыре под Феодосией, который уже тогда именовался трудовой артелью. Официально владыка отошёл от церковных дел, был уволен патриархом на покой, но в действительности продолжал деятельность. Владыка Димитрий несколько раз арестовывался, его судил трибунал, где ему ставились в вину телеграмма, отправленная им Колчаку; тысяча рублей, пожертвованная епархией Добровольческой армии; Послания ВВЦУ, под которыми стоит его подпись. Однако, владыка Димитрий был очень популярен в Крыму и власти отпустили его, но приказали покинуть пределы своей бывшей епархии.

Архиепископ направился в Киев где обосновался в Киево-Печерской Лавре. По воспоминаниям профессора Ивана Никодимова: "Он ежедневно в священнической фелони и омофоре совершал богослужения. Глубокий старец, небольшого роста, он еще носил следы прежней красоты. Черные выразительные глаза выдавали в нем, несмотря на большую седую бороду и белые, как лунь, волосы, в прошлом темного брюнета".

В 1923 владыке было 55, но окружающим он представлялся глубоким старцем. Уже тогда он почитался в Киеве как великий подвижник, молитвенник и духоносный старец, к которому за духовными советами стекались православные из России, Украины, Белоруссии, Грузии. По воспоминаниям архиепископа Чилийского Леонтия: "Жил он не для себя, а для Бога, для Церкви и для людей. Ни один православный епископ, и даже некоторые из обновленцев, впоследствии принесших покаяние, не проезжали мимо его скромного жилища, чтобы не зайти для духовной беседы".

В 1928 году, раздав своё имущество, включая драгоценную панагию и дав на какое-то время обет молчания, архиепископ принял великую схиму с наречением имени в честь Антония Печерского.

Ранней весной 1933 года схиархиепископ Антоний, два его келейника, отец Леонтий (Филиппович) и несколько человек из братии Киево-Печерской Лавры были арестованы.

В том же году 13 марта в спецкорпусе Лукьяновской тюрьмы было заведено Дело № 3651 "По обвинению гражданина Абашидзе А.И. в преступлении, предусмотренном статьей 54-10 и 54-11 УК УССР". Его условно приговорили к 5 годам концлагеря, а потом освободили по постановлению ОСО при Коллегии ГПУ УССР. Больше чекисты его не трогали.

После освобождения схиархиепископ продолжал совершать тайные службы и рукоположения, о чем свидетельствует отец Леонтий (Филиппович), который в октябре 1930 года был по послушанию послан владыкой Антонием, своим духовным отцом, в Тбилиси. В то время в Грузии не было, по его словам, ни одной действующей церкви, ни одного священника, исполнявшего христианские требы. Отец Леонтий, не раз выполнявший поручения своего аввы, вспоминал: "Всюду у меня было много друзей и почитателей, как в городах, так и в селах, благодаря моему старцу, схиархиепископу Антонию".

Димитрий (князь Абашидзе), в схиме Антоний (1867 - 1942) – схиархиепископ Таврический и Симферопольский, преподобноисповедник В октябре 1937 были арестованы монахи давно уже закрытой Киево-Печерской лавры, был арестован и убит в Лукьяновской тюрьме экзарх Украины митрополит Киевский Константин (Дьяков). Одна из его родственниц видела владыку во сне, стоящим у свеженасыпанного могильного холма, митрополит сказал: "Здесь лежит моё тело". Кладбищенский сторож, к которому она решилась обратиться, оказался как раз тем могильщиком, кто зарывал останки митрополита. Схиархиепископ Антоний совершил тайное отпевание священномученика над могилой.

К предвоенному времени относится и воспоминание о старце монахини Сергии (Клименко), когда владыка жил на Кловском спуске, вблизи закрытой Лавры. "Был он такой чудесный, маленький, весь серебряный, с большими "восточными" глазами, глядевшими так приветливо и как-то молодо".

Вскоре после вторжения в пределы СССР, 19 сентября 1941 немецкие части вошли в Киев и вскоре в нижней части Киево-Печерской Лавры – в Ближних и Дальних пещерах – разрешили вновь открыть монастырь. Владыка Антоний поселился в домике бывшего смотрителя Ближних пещер. Иван Никодимов пишет, что "В этом домике для владыки была восстановлена уничтоженная во время советской власти церковка. Здесь схиархиепископ по праздникам и воскресеньям сам служил наедине, без посторонних богомольцев. Помогали ему в этих службах его домочадцы: пело несколько монахинь, которые обслуживали домик, и его секретарь иеромонах Димитрий... Немцы очень интересовались личностью схиархиепископа, и в маршруте их экскурсий по Лавре неизменно стояло посещение владыки Антония".

Схиархиепископ Антоний в 1942 рукоположил Феодосия (Бахметьева) во епископа Пинского. Возможно, это было последние его рукоположение.

Умирая, чувствуя приближение земного конца, владыка Антоний громко взывал к святителю Николаю и всем святым о помощи в предстоящем пути. Скончался владыка 1 ноября 1942 года и был погребен у входа в Ближние пещеры Киево-Печерской Лавры.

Владыка любил повторять: "Епископская власть дана мне не для того, чтобы наказывать, а, чтобы прощать". Он всю жизнь с любовью относился к царской семье, охотно и с чувством глубокой симпатии рассказывал о встречах с ней.

Решением Священного Синода Украинской Православной Церкви от 14 июня 2011 года был причислен к лику преподобных местночтимых святых Киевской епархии с памятью в день кончины 19 октября.

22 апреля 2012 года, в Фомину неделю, митрополит Киевский и всея Украины Владимир (Сабодан) в лаврском храме преподобных Антония и Феодосия Печерских возглавил чин прославления.


Тропарь, Глас 3-й


Славный преподобных Печерских подобниче, града Киева и земли Иверския украшение,  добре подвиги и добродетели,  купно со святительстом  соеденивый, и во дни лютыя, от безбожных  гонения, оклеветания и иныя скорби претерпевый, образ монашескаго  жития  показав, отче наш Антоние (или Димитрие) моли Христа Бога, подати стране нашей в вере утверждение, воином на враги одоление, и спасение душам нашим.

 

Кондак, глас 4-й


Из рода княжеского происшед, славу земную ни во что-же вменив, Тем-же Господь тя славою духовною украси, и яко виноград добродетельми обогати. Ныне же пребывая в чертозех Небесных, святителю отче Димитрие (Антоние), моли спастися душам нашим.

Лента новостей