Митрополит Астанайский и Казахстанский Александр вознес заупокойные молитвы на месте убиения страдальцев за веру Христову в Лисьей балке
Благочинный Талдыкорганского церковного округа избран викарным епископом Талдыкорганским
Состоялась встреча митрополита Александра с преподавателями и учащимися воскресных школ казахстанской столицы
Начался визит Главы Православной Церкви Казахстана в Уральскую епархию
Священный Синод утвердил тропарь, кондак и молитву священномученику Владимиру (Панькину), пресвитеру Благовещенскому

16 мая 2023 года в ходе заседания Священного Синода Русской Православной Церкви был заслушан рапорт председателя Синодальной богослужебной комиссии митрополита Петрозаводского и Карельского Константина о представлении на утверждение Священного Синода ряда богослужебных текстов (журнал № 32).

В числе прочих текстов члены Синода постановили утвердить к общецерковному богослужебному употреблению был принят тропарь, кондак и молитва священномученику Петропавловской и Булаевской епархии Владимиру пресвитеру Благовещенскому (Панькину). Песнопения были написаны сотрудником епархиального отдела по канонизации святых иереем Михаилом Березиным.

Тропарь, глас 2:

Ревностию по Бозераспалаемь,/священномучениче Владимире прехвальне,/ гонителей безбожных не убоялся еси/ и, Христу даже до смерти последовав,/ сын верный ЦерквеРусския явился еси,/ и ныне, Престолу Божию предстоя,/ моли спастися душам нашим.

Кондак, глас 6:

Восхвалим, вернии,/ во священницехизряднаго/ и в мученицехпреславнаго,/ Владимира богомудраго,/ иже, лишений и мучений не убоявся,/ в годину лютых гонений священство, яко дар, восприят/ и, смерти от безбожных невинно предан быв,/ землю Казахстанскую кровию своею обагри./ Темже к нему с любовиювозопиим:/ моли Христа Бога/ в вере Православней нам утвердитися/ и спастися душам нашим.

Молитва

О, угодниче Христов, священномучениче Владимире, пастырю земли Казахстанския! Ты в годину гонений безбожных на Церковь Русскую веру неколеблему сохранил еси и паству, тебе врученную, паче жизни земныя возлюбил еси, темже и кончину от безбожных чрез многия раны и язвы претерпел еси. Не остави и нас, ныне память твою почитающих, и не престаймолитися ко Господу, да подаст нам веры укрепление, терпеливное креста приятие, Слова Божия разумение и любве друг ко другу умножение. Помози пастырем нашим подвигом добрым подвизатися, да в чистоте соблюдается вера Православная в стране нашей Казахстанстей, да умножаются храмы и обители наша и да сохраняется в них стадо Христовых словесных овец. Умоли Господа Бога, да сподобит и нас без порока прейти поприще жития земнаго, да купно с тобою сподобимся прославляти во Царствии Небеснем Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь.

 

Житие священномученика Владимира (Панькина), пресвитера Благовещенского

Владимир Васильевич Панькин родился 26 июня 1883 года и происходил из крестьян Нижегородской губернии. Родиной священномученика было село ЧиргушЛукьяновского уезда Нижегородской губернии. Очень вероятно, что Владимир, как и абсолютное большинство жителей этого села, был по происхождению из народа эрзя – этнической группы мордвы. По крайней мере его дальние родственники до сих пор проживают в этом селе и считают себя эрзянами.

Будущий священномученик с 1898 по 1902 год обучался и окончил второклассную мужскую учительскую школу в селе Поя этого же Лукьяновского уезда, расположенную недалеко от дома его родителей. Этот тип церковных школ готовил учителей для всех типов церковных школ, обучение продолжалось 4 года. Обучение во второклассной школе говорит о том, что Владимир предварительно получил начальное образование, которое, он получил при начальной школе родного села.

Во время учёбы при отличном поведении он показал следующие успехи: по Закону Божию - очень хорошие; церковной истории, общей и русской – отличные; церковному пению – очень хорошие; русскому языку – очень хорошие; церковно-славянскому языку - отличные; отечественной истории - отличные; географии - отличные; арифметике - отличные; геометрическому черчению и рисования – очень хорошие; дидактике - отличные; по чистописанию – очень хорошие. За что и получил звание «учителя школы грамоты».

Для получения должности школьного учителя нужно было иметь звание учителя национальной школы, для чего надо было выдержать экзамены при духовном училище.

Поэтому Владимир Панькин сразу по окончании учительской школы держит испытание в Арзамасском духовном училище.

Важной обязанностью Духовного училища в Российской Империи была подготовка учителей. Претенденты на звание учителя церковно-приходской школы экзаменовались в Правлении Арзамасского Духовного Училища. Для этого необходимо было написать прошение на имя Смотрителя Арзамасского духовного училища. К прошению требовалось приложить свидетельство о ранее полученном образовании (от этого зависело полный или сокращенный курс экзаменов нужно было пройти), метрическую выписку о рождении и крещении, свидетельство о прохождении исповеди и принятия Святого Причастия. После предоставления всех необходимых сведений Правление Арзамасского духовного училища назначало экзамены. Сокращенному курсу испытаний, которому подвергся Владимир Панькин, соответствовали: устные экзамены по русскому языку и арифметике, письменные работы по указанным предметам, а также пробные уроки по русскому языку и арифметике. По результатам всех устных и письменных экзаменов Правление Арзамасского духовного училища выставляло общий средний балл и решало, достоин ли испытуемый звания учителя. Успешно сдавшие все экзамены получали установленной формы свидетельство за подписями и печатью Правления Арзамасского духовного училища и могли преподавать в церковно-приходских школах.

Владимир Панькин успешно сдаёт экзамены и оканчивает училище 27 октября 1904 года с присвоением звания «учителя церковно-приходской школы».

Можно думать, что сразу после получения звания учителя, Владимир Панькин, подобно многим своим современникам, решает переселиться в Западную Сибирь. Об этом можно судить хотя бы потому, что Нижегородские епархиальные ведомости (в которых отображались все перемены по духовному ведомству в пределах губернии) за 1904 – 1905 годы не упоминают какие-либо назначение на должность учителя, связанное с Владимиром Панкиным. Выбор его пал на Тарский уезд Тобольской губернии.

Он устраивается на место учителя одноклассной церковно-приходской школы в селе Копьёвском Тарского уезда Тобольской губернии (современный Муромцевский район Омской области).

Это было достаточно крупное село. Так, по данным 1909 года деревня выполняла функции земской станции, помимо церкви и хлебного магазина здесь были уже упоминаемая школа (с 1889 года), винная и две мануфактурно-бакалейные лавки, две ветряные мельницы, маслобойка, частный маслодельный завод, две кузницы, ярмарочный торжок. В начале XX в. ежегодно с 8 по 11 декабря проводилась Михайловская ярмарка. На протяжении длительного времени Копьево входило в Карташевскую волость, а затем, в результате ее разукрупнения, с января 1914 г. село становится центром одноименной волости, что естественно подняло ее престиж, расширило внешние связи.

8 августа 1912 года священник Павел Успенский, состоящий на вакансии диакона церкви села Копьёвского, был переведен на соседний приход. Освободившаяся же приходская вакансия была предложена учителю церковно-приходской школы Владимиру Панькину.

Отец Владимир был рукоположен во диаконы 26 августа 1912 года.

Можно утверждать, что хиротонию совершил епископ Омский и Акмолинский Владимир (Путята), который на тот момент был правящим архиереем, а викарии еще не были назначены Святейшим Синодом.

Служить новорукоположенному диакону нужно было в храме, освященном в честь святителя Николая Чудотворца. Храм этот был построен в 1840 года на средства коллежского регистратора Горожанского. Здание церкви было деревянным, стоящим на каменном фундаменте. Ималась колокольня, которая составляла единое целое со зданием храма. Церковь находилась в хорошем состоянии и была хорошо обеспечена богослужебными принадлежностями. К храму была приписана Покровская церковь в селе Резинном, также причт окормлял все окрестные населенные пункты, где не было положено штатного духовенства – всего около 4000 человек православного населения. По штату было положено иметь: священника, диакона и двух псаломщиков.

В период своего служения в Никольском храме диакон Владимир вынужден был за свой счёт снимать дом, поскольку приход не был в состоянии предоставить ему жильё, либо выплатить соответствующее денежное пособие. Это было тем сложнее, что по штату диакону в этом храме не было положено казенного жалования от духовного ведомства (которое имел священник – настоятель и псаломщик) и он удовлетворялся средствами, выделяемыми ему с причтового капитала и братских доходов прихода. Причт в своих донесениях духовной консистории жаловался на равнодушное отношение прихожан к содержанию своей приходской церкви и духовенства.

Известно, что в 1913 году он был женат и имел двоих детей.

Служение на этом приходе диакона Владимира Панькина продолжалось до мая 1918 года (об этом свидетельствуют метрические книги церкви, где он упоминается до этого срока).В это время в стране начала разгораться Гражданская война, священников не хватало, многие из которых к этому времени уже подверглись гонениям.

Летом (скорее всего уже в июне) 1918 года он рукополагается во иереи и направляется на служение в церковь Преображения Господня села Благовещенское Петропавловского уезда Акмолинской области (ныне Жамбылский район Северо-Казахстанской области).

Этому косвенно способствовало то, что в начале июня этого года Акмолинская область благодаря восстанию Чехословакского корпуса и учреждению Временного Сибирского Правительства была освобождена от власти большевиков и действие декрета Совета Народных Комиссаров об отделении Церкви от государства была прекращено.

По всей видимости, хиротонию совершил Управляющий Омской и Павлодарской епархией архиепископ Сильвестр Ольшевский.Для прибытия на новое место служения новорукоположенному иерею Владимиру требовалось преодолеть по охваченной смутой области более 600 километров.

Преображенская церковь села Благовещенское была воздвигнута на средства фонда императора Александра III в 1901 году. Как и многие церкви степного края она была сооружена из дереве, стояла на каменном фундаменте, крыша её была покрыта железом. Для священника имелся деревянный дом.

Сейчас можно только гадать, как встретили нового иерея прихожане. Без сомнения на приходе имелись люди верующие, но наверняка многие жители села были уже развращены пропагандой безбожия. Это тем более вероятно, если вспомнить описание прихода, данное в «Справочной книге Омской епархии» за 1913 год: «Прихожане к благоукрашению и содержанию храма относятся холодно, о ремонте причтовых домов вовсе не заботятся. Крестные ходы по полям бывают во всех посёлках. Молебны по домам после них служатся редко. Обычая ходить в Пасху со святыми иконами по домам нет. «Съезжих» праздников на приходе не бывает».
Но недолго продолжалось относительно спокойное служение священника Владимира в церкви села Благовещенское. Осенью 1919 года Сибирская армия адмирала Колчака начала стремительно отступать из Северного Казахстана. Во второй половине октября, после непродолжительных боев, части 35 стрелковой дивизии РККА заняли село; советская власть была восстановлена.

Вскоре после занятия V армией РККА территории Акмолинской области, Сибревком и Реввоенсовет оной выпустил «Воззвание к рабочим, крестьянам и трудовым казакам о разгроме армии Колчака в Петропавловско-Омской операции», в котором были такие слова: «Советская власть есть действительная свобода для всех трудящихся… Свобода совести существует только там, где существует советская власть. Над совестью тех, кто живет в Советской России, не тяготеет проклятое иго жандармов в рясе и жандармов в мундире».

Было ясно, что антирелигиозная кампания большевиков продолжится. Вскоре Преображенская церковь была закрыта. С установлением советской власти в степном крае вновь началась продразвёрстка. На священника Владимира, должно была быть наложена повышенная норма сдачи хлеба, которую тот, как и подавляющее большинство жителей села, просто не мог набрать. Хлеб силой выбивался из крестьян.

В среде крестьян зрело сильное недовольство советской властью, пока в конце января 1921 года не вспыхнуло кровопролитное восстание, позже названное историками «Западно-Сибирским». 14 февраля повстанцы даже на время заняли центр уезда – город Петропавловск. Весной 1921 года повстанческие отряды действовали на огромной территории от Обдорска на севере до Каркаралинска на юге, от станции Тугулым на западе до Сургута на востоке. Сопротивление, однако, имело очаговый характер – крестьяне не хотели выступить против ненавистной им власти консолидировано.

«Оперативно-разведывательная сводка штаба группы обороны железной дороги Омск – Челябинск» от 24 февраля 1921 года, так описывает обстановку в районе села Благовещенского: «Численность отрядов районе Пресновки (расстояние от Пресновки до Благовещенского не многим более 30 километров, - М. Б.) до 2000 человек, вооруженных винтовками, пулеметами, берданками, вилами, дробовиками, имеется два орудия. Снабжение производится крестьянами под страхом расстрела. Настроение крестьян паническое, при возможности стараются бросить оружие и бежать по домам».

Но уже к началу марта части Красной армии подошли вплотную к селу Благовещенскому. В «Приказе войскам группы обороны Петропавловского района» от 5 марта имеется следующее распоряжение: «Главной задачей… является быстрая ликвидация повстанческого движения в районах к югу и северу от линии Курган – Петропавловск. Для чего приказываю: … Правый боевой участок – начальник тов. Воротков, состав: сводный отряд, 1 - й Симбирский полк, батальон особого назначения ВЧК. Сводному отряду к рассвету 6/III. достигнуть района станицы Пресногорьковская – поселок Кабаний и вести наступление в юго-восточном направлении, имея справа ограничительную линию: ст. Пресногорьковская – Казанский – Евгеньевский – урочище Курол – Городецкий – Коноваловский, а слева Кабаний – Екатеринославский - Петровский – Благовещенский – Семипольское – Чиликон – Уткул (все пункты понимать включительно». Таким образом, в первой декаде марта советские войска установили контроль над селом.

Не вызывает сомнения, что священник Владимир не желал возвращения власти большевиков, равно как и не вызывает сомнения, что о взглядах священника хорошо знали жители села. Без сомнения антисоветские настроения духовенства понимали и командиры красных частей: «в повстанческое движение пытаются внести организованность, причём организаторами и руководителями являются как бывшие офицеры..., так и представители сельской интеллигенции… и духовенство», - писал начальник штаба советских войск в Петропавловском районе С. Д. Володарский.

Когда село стало находиться фактически в полосе боевых действий, батюшка вынужден был скрываться в окрестностях села, отчётливо понимая, чем ему грозит встреча с бойцами красной армии.

Но Божиим промыслом священнику был уже уготован мученический венец за веру Христову. В это тревожное время к отцу Владимиру обратилась семья Василия Шкребко, которые были его прихожанами и помощниками в делах прихода (некоторые из них несли певческое послушание на клиросе). Они просили окрестить их новорожденного сына Константина. Будучи верным своему пастырскому долгу, отец Владимир согласился даже под угрозой смерти совершить таинство.

Совершив чин крещения и вероятно понимая, что его преследователи и палачи уже совсем близко, священник скрывается в зарослях кустарника и камышей на расположенном в черте села озере Жекеколь. Там он и был найден во время обыска села красноармейцами действующего на этом направлении сводного отряда.

По воспоминаниям ШкребкоХаритины священника Владимира били, потом привязали к лошади, и таскали волоком по улицам села, пока он не умер. Тело батюшки бросили прямо на улице, но потом оно исчезло - семья жителя села Степана Хорошуна ночью тайком выкрала тело священника и до рассвета похоронила на сельском кладбище. Именно его дочери Евдокии Степановны Хорошун мы обязаны сохранением могилы мученика.

Мученическая кончина священника Владимира Васильевича Панькина, как можно с уверенностью полагать, произошла в середине – конце марта 1921 года. В немногочисленных кратких житиях священномученика Владимира указывается, что кончина его наступила в 1920 году. Однако с этим нельзя согласиться хотя бы потому, что крещенный им перед смертью младенец Константин был рожден в 1921 году.

Поруганный Преображенский храм без куполов и крестов простоял в селе до начала 1970 – х годов: в нём был устроен сельский клуб, в алтаре был установлен экран, на котором показывали кинофильмы. Когда здание пришло в полную негодность, его снесли и построили здание почты, которое простояв до 1990 – х годов, было разрушено и сейчас на месте церкви, где служил священномученик Владимир лишь пустырь.

Крещенный священномучеником Владимиром Константин Васильевич Шкребко прожил не долгую, но достойную жизнь: в 1941 году он был призван на фронт, был офицером-танкистом, многократно награждался командованием (имел ордена Красного Знамени, Отечественной Войны I степени и два ордена Красной Звезды). После войны остался в армии, принимал участие в испытаниях ядерного оружия и скончался от лучевой болезни в 1963 году.

Евдокия Степановна Хорошун сохранила урок верности Христу, воспринятый от священника Владимира, и свидетелем которого она стала в 9 лет. В годы безбожия и репрессий Евдокия Степановна смогла сохранить память о священномученике и сохранить его могилу, обозначив место железным крестом. Она также подверглась репрессиям, будучи арестованной в 1940 году, отбыла 5 лет в сталинских лагерях. После заключения вернулась в родное село и подолгу стояла на коленях у могилы святого. В 1989 году была реабилитирована. Умерла она в 1990 – х годах.

Прошло уже почти сто лет, давно нет той безбожной власти, которая гнала служителей Христовых и разрушала Его храмы, но в памяти жителей села Благовещенское остался яркий пример верности своему пастырскому долгу священника Владимира Васильевича Панькина, равно как и сохранилась в целости место его погребения.

Новости Русской Православной Церкви