Православная Церковь Казахстана обрела новую святыню – точный список с чудотворной иконы Пресвятой Богородицы «Невская Скоропослушница»
Состоялась встреча митрополита Астанайского и Казахстанского Александра с председателем Учебного комитета Русской Православной Церкви
Глава Православной Церкви Казахстана совершил паломничество к святыням города Санкт-Петербурга
В воскресный день, отмеченный памятью преподобного Сергия Радонежского, митрополит Александр совершил Литургию в Представительстве Казахстанского Митрополичьего округа в Москве
«Монахи – люди, избранные Богом». Интервью настоятеля Свято-Георгиевского Мещовского монастыря архимандрит Георгия (Евдачева) сайту Mitropolia.kz

С паломничеством святыни Казахстанского Митрополичьего округа несколько раз посещал наместник Свято-Георгиевского Мещовского мужского монастыря архимандрит Георгий (Евдачев). Настоятель одного из древних и знаменитых монастырей России полюбил Казахстанскую землю. Обитель, которую он возглавляет, и Казахстан связывает память преподобноисповедника Георгия (Лаврова) – последнего настоятеля Георгиевского монастыря перед закрытием в 1918 году. Архимандрит Георгий (Лавров) несколько лет проживал в ссылке в Западном Казахстане. В Мещовском монастыре подвизался архимандрит Феоген (Козырев), подвизавшийся в начале 30-х гг. в Никольском соборе города Алма-Аты и прославенный в лике преподобномучеников.

Сегодня Мещовский мужской монастырь славен не только своими древними традициями, но и тем, что является «кузницей игуменов» для многих современных российских монастырей и живет по уставу, установленному много веков назад. Знаменита обитель еще и тем, что имеет успешное и обширное хозяйство, которое является эталоном не только для монастырей, но и для крупных фермерских хозяйств.

За время настоятельства отца Георгия обитель воссоздана из руин, восстановлены Петропавловский собор, Андреевская часовня, крепостная стена с башнями, заново выстроены братский корпус и трапезные, три гостиницы, возведен храм в честь преподобноисповедника Георгия (Лаврова). Монастырь опекает Центр творческого развития в честь иконы Богородицы «Воспитание».

Архмандрит Георгий согласился ответить на несколько вопросов редакции сайта Митрополия.кз о том, чем сегодня живет Мещовская обитель, о проблемах монашества XXI века, о тревогах и томлении духа современного человека.

– Отец Георгий, расскажите, пожалуйста, чем знаменит Ваш монастырь?

– Монастырь в честь великомученика Георгия Победоносца основан в конце 15 века в 30 км от Мещовска на берегу реки Рессы. В начале 17 века, во время Смуты, он был совершенно разрушен, и возрожден уже на новом месте рядом с городом Мещовском стараниями праматери династии Романовых – супругой царя Михаила Федоровича, Евдокией Лукьяновной Стрешневой.

Наш монастырь явился ее, можно сказать, родовым монастырем, так как рядом жил отец царицы, и сама она родом из Мещовска. Царица Евдокия устроила эту обитель, как ковчег во всей России, где хранилась самая большая частица мощей Георгия Победоносца. К сожалению, она была утрачена в 1917 году, но мы восстановили традицию, и сейчас в России самая большая частица великомученика Георгия Победоносца вновь пребывает именно в Мещовском монастыре. Иерусалимский Патриархат и монастырь преподобного Саввы Освященного подарили нам эту бесценную святыню – позвонок святого Георгия. Таким образом Георгиевский Мещовский монастырь в Калужской губернии является ковчегом или домом святого Георгия в России.

У монастыря были выдающиеся подвижники, все настоятели в основном были из Оптиной пустыни, она рядом у нас тут. Старцы Оптиной очень почитали Свято-Георгиевский Мещовский монастырь, как одну из самых древних обителей. В Калужской области три древних монастыря: первая по древности Ферапонтова пустынь, что основана учеником преподобного Сергия, второй – Мещовский монастырь, а третий – Боровский, также основанный учеником Игумена земли Русской. За весь период истории монастыря канонизировано, и другими епархиями в том числе, 36 святых – монахов Мещовской обители. Из числа современных – преподобноисповедник Геогрий Лавров, который своими мощами находится в Даниловом монастыре. Потом священномученик архимандрит Феоген (Козырев) – казахстанский новомученик. И не могу не вспомнить и просветителя Китая Иону, епископа Ханькоуского – он также наш. Еще хочу сказать, что на территории Калужской области Мещовский монастырь является самым большим релекварием святых мощей.

– Любой монастырь имеет летописи, которые хранят истории о знамениях и чудесах… О каком из них Вы могли бы рассказать?

– В истории нашего монастыря их совершалось очень много. Давайте расскажу о таком. Был у нас в один период игуменом монастыря отец Никодим (Демутье) – француз, духовное чадо святителя Игнатия (Брянчанинова) и его постриженик. Именно он установил традицию чтения акафиста великомученику Георгию Победоносцу каждую субботу. Так в то время, когда читался акафист, приходило красное облако и вставало над собором, а по окончании акафиста уходило. И так всегда. Подобное явление знаменовало то, что святой Георгий присутствует на этом месте.

– Чем сегодня живет Ваш монастырь?

– В основном мы стараемся обращать внимание на внутреннюю духовную жизнь. У нас специфичный устав монастыря. Есть, конечно, и хозяйственная жизнь. Мы стремимся соответствовать всем монашеским правилам: встаем в 5 часов утра, час остается на то, чтобы почитать утренние молитвы в кельях. Ходим на полунощницу, на братский молебен. Игумен обязательно присутствует на молебне, а по окончании него всех благословляет на грядущий день. Кто-то идет служить, у остальных в это время – келейное правило. Потом на послушания идем. Ну и так далее. Вообще по каноническому церковному праву монах должен трудиться 4 часа в день, а в остальное время предаваться молитве.

Братии у нас около 30 человек, не считая скитских. 5 человек недавно забрали у нас – будут игуменами других монастырей. Владыке нашему – митрополиту Калужскому и Боровскому Клименту – нравится братия Мещовского монастыря по своему духовному настрою. Из нашего монастыря вышли игумены Пафнутьева-Боровского, Свято-Лаврентьева монастырей, Ферапонтовой пустыни.

 

– Какие у Вас ближайшие планы по дальнейшему развитию, благоустройству обители?

– Сейчас мы строим региональный Калужский паломническо-экскурсионный центр. Святейший Патриарх Кирилл хочет видеть на сегодняшний день паломнические центры, соответствующие современности. Чтобы они и воспитывали, и воцерковляли, и давали дух народу. Патриарх думает, и по молитвам Святейшего, мы уже реализуем его мысли. Центр рассчитан на 150 мест, при нем будет профилакторий-санаторий, конференц-зал, водолечебница, парковая территория, а рядом – скит Иерусалимской Божией Матери, а также домики по типу тех, что в скитах Оптинском или преподобного Нила Сорского. По традиции желательно, чтобы монахи жили отдельно, в домиках, а не в общем корпусе. При скиту планируем создать и сихастерий – специальное устроение такое монашеское. Гостевой архандарик двухэтажный там у нас есть. Параклисисы думаем построить – монахи там будут совершать молебны, панихиды, суточный круг богослужений и обедницы.

Еще дальние скиты хотели построить, даже пустынножительные. Но до этого монастырь должен еще подняться, созреть.

– О вашем большом хозяйстве известно во всей округе…

– Да, наш монастырь имеет свое хозяйство – коровник, пруд большой, сад, огороды, парники. Если бывает урожай, то до 3-х тонн яблок собираем, по 300-350 кг помидоров.

– Получается, недаром Вы в свое время закончили ветеринарную академию им. Скрябина?

– На отлично закончил, но как вы, наверняка, знаете из моей биографии, диплом вот только не стал защищать – настолько непреодолимое тогда охватило меня желание все бросить и стать монахом, и я, действительно, все бросил и стал монахом.

– Отец Георгий, как руководитель монахов, что Вы можете рассказать о современном монашестве? В одном из интервью вы сказали такие необыкновенные слова, что монашество – это живая жертва Богу от человечества.

– Монашество – особый пусть. Все святые отцы считают, и я совершенно с ними согласен, что монахи – люди, избранные Богом. Не каждый может быть монахом. Небесный Владыка избирает тех, кто Ему нужен в монашестве. Да, монахи – живая, бескровная жертва человечества на Жертвенник Богу. Монахам – образец ангелы, а монахи должны быть в идеале образцом людям. Поэтому так и написано преподобным Иоанном Лествичником: «Свет монахам – ангелы, а монахи – свет человеком». Монастырь должен быть устроен по типу семьи. Есть отец семейства игумен, или есть мать семейства – игуменья. Два отца в семье не бывает? И две матери – тоже. Поэтому никто не может затмить игумена или игуменью. Есть помощники игумену – священники, они занимаются своим делом, то есть воспитывают сестер и братьев как правильно слушаться игумена. Если иначе все будет, то и благодать не снизойдет. В монастырь она приходит только через игумена, через него к его помощникам и так далее по иерархии. В результате, получается монастырь, и систему эту нельзя нарушать. Отец – патриарх в семье, игумен – отец братства, игуменья – мать сестричества. Даже простая мирская семья не может получить благодать, как только через отца. Благодать на семью получает только отец напрямую от Бога, жена – от мужа, а дети – от матери. И нельзя это нарушить.

– Есть ли проблемы сейчас с этим устройством?

– Самая страшная ошибка в сегодняшних современных монастырях, беда просто, которая уничтожает современное монашество – это, когда игумена или игуменью рассматривают просто как «руководителя производства». Так нельзя. Только как отца и мать. Это ошибка у нас в России после XVII века укоренилась, поэтому тяжело поднимается монашество. Руководитель, директор завода, предприятия обязан кормить поить, содержать… Но игумен – отец, а не директор предприятия. Соблюдение правильной иерархии обеспечивает послушание.

Как пришла смерть в эту жизнь земную? Через непослушание – сатана сказал: «Не будем слушаться Бога», и стал тем, кем стал. Как пришла смерть в рай? Тоже непослушанием Адама и Евы Богу. А как спасение пришло человеку? Послушанием Господа нашего Иисуса Христа Богу Отцу даже до Крестного Страдания. Все это проецируется и на жизнь мирян, где иерархия также имеет главенствующее значение.

– Человек, который выбрал монашеский путь, сталкивается с тяжелейшими препятствиями и искушениями? Как он преодолевает?

– Монах должен лететь по жизни и махать двумя крылами одновременно и ровно. Как он махать должен – за это отвечает игумен. Он должен его научить. И правильными благословениями, и правильным устроением монастыря.

Одно крыло – это физический труд, второе – молитва. Если одно крыло стало махать чаще, чем другое, то разобьется монах просто, погибнет.

Много терпения надо игумену и игуменье, как любым матери и отцу, чтобы правильно воспитывать монахов или монахинь. Но самое страшная беда – своеволие в монастыре. Монах постоянно должен быть в движении духовном, не должен никогда оставлять передовую линию. Он воин, у которого меч – это четки, перебирая которые монах молится, шлем – клобук, мантия – военный плащ, крест – щит, «иже крестом ограждаеми, врагу противляемся». Все эти элементы должны быть в действии у монаха. Он не должен оставлять молитву. Если оставил, значит оставил передовую, и все – ты в плену у врага. Оставил келейное правило, молитву, значит, образовался вакуум духовный, а он никогда пустым не бывает. Он заполняется либо болезнями, либо страстями и пороками. Как правило первыми. Если страстей и пороков избежал, то развалится в болезнях своих. Повторюсь, чтобы все это не казалось далеким людям мирским, – все вышесказанное напрямую относится и к ним.

 

– Ваше решение быть монахом оказалось твердым и, как Вы сказали, непреодолимым… Как пришло это решение?

– Я благодарю Бога за то, что Он дал мне возможность родиться в особой семье. Моя деревня Жилино, где я родился, – единственная в Калужской области, которая не пошла в колхоз. В своих воспоминаниях я подробно описал, что в основе всей жизни деревни и моей тоже лежала молитва. Утром встали – помолились, перед едой, вечером перед сном – то же самое. В святом углу икон до потолка и перед каждой лампада горела сутками.

Одна нянька прядет, другая Псалтирь читает, дети возле них смирно сидят, слушают. У нас в доме было много церковных книг, часто перечитывали «Земную жизнь Иисуса Христа». Крестьянский быт почти до нынешних времен сохранял патриархальный уклад. Простые мирские люди жили так, что и монахам можно у них поучиться.

Половина деревни были староверами и нас воспитывали в этом духе. Благоговейное отношение к иконе, молитве. В святом углу всегда висела ле́стовка и каждый член семьи должен был поработать на ней обязательно – прочитать молитву Иисусову. Что такое молитва Иисусова я знаю с детства.

Только наша семья сохранила древнее чтение – на погласицу. Сейчас в храмах просто читают, а раньше было погласное пение и погласное чтение, была, например, специальная погласица Шестопсалмия.

Игуменом я никогда не думал быть. Я всегда думал: «Господи, хоть бы меня в Лавру взяли и дали послушание, за пожилыми монахами ухаживать». Зачем? А чтобы научиться у них монашеству.

– Читая Вашу биографию видишь, что Вы как-то четко и поступательно шли к монашеству, но пришли все же … неожиданно быстро.

– В начале 90-х привезли в Москву мощи Серафима Саровского. В то время я на последнем курсе ветеринарной академии учился. Как и многие я пошел приложиться к мощам святого. И демоническая сила меня тогда стала искушать, и духовная брань пошла… Но я стал горячо молиться: «Преподобный отче Серафиме, помоги мне перебороть себя». Приложился, отошел как в тумане, и вдруг меня осенило: а зачем я учусь в академии? я же никогда не буду ветврачом? столько лет потеряно впустую. И диалог внутри меня: «Гена, что тебе в жизни надо? – А ничего мне не надо. Коврик бы возле этих мощей, и я готов пролежать возле них всю жизнь».

Я тогда понял, что хочу жить рядом с этими мощами. С того дня все изменилось. Появилось безотчетное желание стать священником и монахом. Оно жгло меня изнутри, хуже температуры 40 градусов.

А потом так вышло, что довольно своеобразно я получил благословение на то, чтобы быть священником и монахом, у духовника Троице-Сергиевой Лавры архимандрита Кирилла (Павлова). Помню поднимается он по ступенькам в Трапезный храм, а я из толпы – огромное количество народа его тогда окружало, никак не подойти – кричу: «Ба-тюш-ка, о-тец Ки-рилл!». Он остановился, но не поворачивается ко мне. Стоит и смотрит в землю. Я продолжаю: «Батюшка Кирилл, у меня к вам очень важный вопрос!». Он медленно поворачивается в мою сторону. Я машу руками и бью себя в грудь: «Батюшка, я хочу быть священником и монахом!». И он на расстоянии при всем честном народе благословляет меня размашистым крестным знамением и произносит самые главные в моей жизни слова: «Бог благословит вам быть священником и монахом». Все было решено. И никакой Академии уже не нужно, и Государственные экзамены больше не волнуют…

 

– В детстве Вы мечтали построить храм, иметь большое хозяйство… Получается сбылась Ваша мечта. Вы возродили Мещовскую обитель, восстановили три храма…

– У нас много в деревне раскулаченных было, и мы – тоже. И вот, бывало, пойдем с няней за грибами, она и рассказывает: «Вот это наши нивы были, вот это…». А я и говорю: «Когда-нибудь они снова станут нашими, и мы будем пахать, и у нас будет минимум 8 лошадей, построим здесь храм, и обязательно богадельню построим для стариков и будем за стариками ухаживать». И, видите, все это Господь мне в монастыре дал, даже и богадельня, и старики есть…

– Отец Георгий, что касается мечты… многие отцы как раз не советуют впадать в мечтательность, фантазировать о чем-то. Или мечта должна сопрягаться с молитвой и тогда это вполне допустимо?

– Вы сейчас затронули такую глубокую, духовную, вероучительную тему… Потому что все, что я сказал сейчас, основывается и исходит от главного духовного центра, который пребывает в человеке – это его ум, око тела. А если око светло, то и все тело светло будет, если же око темно, то и все тело темно будет, – так сказал Сам Господь в Евангелии. Никто не может проникнуть в ум человека. Демоны на поверхности пребывают в виде помыслов, через которые они и хотят погубить человека. Если хорошие мечты, если помыслы соответствуют Евангелию, то Бог этим благим намерениям идет навстречу и благословляет их, а если они противоположные, и ведут на погибель души, то, конечно, это беда и Бог будет стараться помочь человеку через Свой Божественный Промысл. Как? Поставляя по любви Своей человека в те жизненные условия, которые ему крайне необходимы для спасения. Может быть и скорби пошлет, потому что многими скорбями подобает христианину войти в Царство Небесное.

Откровение помыслов, как и послушание, – это одна из самых главных частей духовной жизни. У депрессии, уныния, печали, тоски всегда одна причина – человек теряет контроль над помыслами. Помыслы и материальными могут быть, воплощаться. А демоны, которые их внушают, что хочешь скажут и сделают.

Вообще нам, современным православным, как никогда сейчас нужен такой святой отец, как Григорий Палама, который раскрывает основу нашей православной веры, научает ей, дает возможность глубоко познать ее. Без знаний, которые он дает, мы превращаемся в неоязычников. Надо читать и изучать его книги.

– Не могу не спросить Вас о важности молитвы. Многие современные христиане воспринимают ее скорее, как долг, как непосильную порой ношу… а не как то, что необходимо как воздух…

– Вера и молитва что такое? Почитать утренние и вечерние молитвы, побыть в храме, прочитать псалтирь и акафист – это не молитва. Это – псалмопение. А молитва – работа ума, память Божия в уме. Она приобретается через навык, годами, частым произношением умом молитвы Иисусовой. А вера что такое? Это также работа ума, осознание умом присутствие Бога в своих действиях.

– Вы пережили много сложных моментов в своей жизни. Когда-то Вы в 1999 году стояли на унылом пустыре перед руинами монастыря и, наверное, на тот момент просто не представляли себе, как его можно возродить… Но ведь восстановили и многое другое чего построили. А что бы Вы сказали сегодня людям, которые боятся завтрашнего дня, войны, смерти и т.д. т.д.…

– Святые отцы говорили так: «Завтра собираешься умирать, завтра Втрое Пришествие Иисуса Христа будет, а ниву сегодня сей». То есть живи так, с таким молитвенным обращением: как Ты хочешь Господи? как Ты знаешь, Господи, сегодня мне помоги. Все упование на Тебя возлагаю, Господи, помоги мне. Не думать о плохом, а думать о хорошем.

Один архиерей в нашей Калужской епархии спросил меня: «Отец Георгий, почему у вас все получается?» Я ему ответил: «А я живу правилом из трех пунктов: первое – я стараюсь делать дела, которые были бы во славу Божию, прославляли Бога, второе – чтобы дела мои были для спасения моей души, и третье – чтобы они пользу ближнему приносили».

Если мы будем жить, руководствуясь этим правилом, то ничего не страшно и все получится. Бог не просто пойдет навстречу, а побежит помогать нам.

Беседовала Татьяна Бирюкова

Новости казахстанского митрополичего округа